Sunday, August 10, 2014

Мария Бургундская (часть 2)

(Часть 1 здесь)

Герцогиня

Это была катастрофа. Мария,  которой не исполнилось еще и двадцати, наследовала все земли и титулы отца, но женщину-правителя никто не воспринимай всерьез; армия была разбита, казна опустошена. Один удар швейцарской алебарды уничтожил Бургундию, и стервятники не преминули слететься.

Одна из причин, по которым Людовика XI называли пауком, заключалась в том, что он наладил в своем королевстве почту. Исправно работающей почты в Европе не было со времен Римской империи, и служба эта казалась современникам подозрительной паутиной, которую король протянул по всей стране. Благодаря своей паутине, Людовик XI немедленно узнал о гибели Карла Смелого. Он тут же объявил, что по французским законам женщина не может наследовать, а значит, Карл Смелый законных наследников не оставил; в таком случае все его земли переходят его сюзерену, т. е. Людовику. И чтобы никто не усомнился в законности его притязаний, ввел войска на территорию собственно Бургундии, Пикардии и Артуа на границе Франции и Фландрии. Видимо, смерть его самого опасного врага вскружила голову Людовику; он действует грубо и бесцеремонно; но Марии ответить нечем. Впрочем, в ее нидерландские земли Людовик пока вторгнуться побоялся; эти земли никогда не были французскими и формально подчинялись Фридриху III, открытый конфликт с которым пока не входил в его планы. Но и положение Марии в Нидерландах было весьма неустойчивым. Подданные были настроены к ней достаточно враждебно: непрерывные войны и авторитарное правление ее деда и отца не сделали их народными любимцами. В Генте, где она жила, случился открытый бунт, и нескольких чиновников Бургундской администрации казнили.

Мария, по совету своей мудрой мачехи Маргариты Йоркской, принимает единственно возможное решение: наладить отношения с Нидерландскими подданными любой ценой. Мария отменяет все меры централизации, введенные ее отцом и дедом. Автономия нидерландских провинций, их законы и обычаи восстановлены. Чиновниками и судьями в провинциях могут назначаться только местные; документация должна вестись на фламандском (голландском) языке, а не на французском. В ответ нидерландцы готовы признать Марию своим правителем и поддержать ее деньгами и армией. Это соглашение вошло в историю как "Великая привилегия".
Современный вид Гента. При Марии было примерно так же.
Благодаря этому мудром ходу ситуация в Нидерландах стабилизировалась, но Мария понимает, что это лишь затишье. Единственное способ спасти то, что осталось от Бургундии, от окончательного поглощения Францией - удачный брак. Правда, Людовик XI уже не навязывает Марии своего семилетнего сына, полагая, что возьмет все земли бургундского дома и так - силой и интригами. Но недостатка в претендентах нет. В очередь выстроились и брат Маргариты Йоркской, английский герцог Кларенс, и множество фламандских дворян, и Максимилиан Габсбург, сын императора Фридриха III. Да, император-тугодум теперь определился: после смерти Карла Смелого, конечно, о Бургундском королевстве речи нет, так что Мария кажется ему прекрасной партией для сына.

Мария и Маргарита выбирают. Кое-кто в их окружении настаивает на французском варианте - если не малолетний Дофин, то какой-нибудь французский герцог, благо недостатка в них нет. Возможно, это было бы благоразумно, но Мария возненавидела Людовика XI за его вторжение и подстрекательства граждан Гента к бунту, так что о французах и слушать не хочет.  И две герцогини решают остановиться на Габсбургах. Император могуществен и сможет защитить наследие Марии; у самого Максимилиана, правда, сильно большой нос, но говорят, что человек хороший, к тому же переговоры о браке с ним шли так давно, что Мария успела привыкнуть к этой мысли. Ему 18 лет, он на два года моложе невесты. Брак был заключен заочно 21-го апреля 1477-го года. Заочный брак был распространенной процедурой у европейской знати, когда свадьба имела политическое значение, но один из новобрачных не мог прибыть к другому из-за войны или просто большого расстояния. Максимилиан прибывает в Гент 17-го августа, где впервые встречается с женой. Венчание состоялось на следующий день, 18-го августа 1477-го года.
Максимилиан и Мария

Жена

Брак самой богатой невесты Европы был заключен исключительно по политическим мотивам, но нежданно-негаданно муж и жена полюбили друг друга. У них была общая спальня, что в знатных домах Европы было редкостью. Вместе с ними спали их охотничьи собаки - молодоженов объединяла любовь к охоте. Можно предположить, что первое время они общались на латыни, языке, которым в той или иной мере владели все образованные люди, но постепенно Мария стала обучать Максимилиана французскому, а он ее - немецкому. В письме другу Зигмунду Прюшенку Максимилиан так описал жену: "Это дама красивая, благочестивая, добродетельная, которой я, благодарение Господу, превесьма доволен. Сложением хрупкая, с белоснежной кожей; волосы каштановые, маленький нос, небольшая головка, некрупные черты лица; глаза карие и серые одновременно, ясные и красивые. Нижние веки чуть припухшие, как будто она только что ото сна, но это едва заметно. Губы чуть полноваты, но свежи и алы. Это самая красивая женщина, какую я когда-либо видел."
Максимилиан и Мария
Так что можно смело предположить, что не только одни лишь политические мотивы и жажда славы руководили Максимилианом, когда он вывел Бургундскую армию против войск Людовика XI. Но чего, пожалуй, не мог предвидеть ни один из участников этих сражений, так это каким долгим окажется этот конфликт. Скрестив мечи с Людовиком XI за наследие и честь жены, Максимилиан начал одно из самых затяжных противостояний в европейской истории. Борьба французской короны с домом Габсбургов была в центре европейской политики еще без малого 300 лет, вплоть до "Дипломатической революции" 1756-го года, когда Австрия стала союзником Франции.

Поначалу Максимилиан не добился большого успеха, т. к. людей и денег у него было мало, а сам он был слишком юн, чтобы хорошо разбираться в военной стратегии. Его отец, император, не спешил помочь ему. Военная удача улыбнулась Максимилиану только через два года, в августе 1479 года, когда его армия сошлась с французами у деревни Гинегат в графстве Артуа. Среди прочих придворных при Максимилиане состоял Жак Савойский, граф Ромон, младший сын Савойского герцога. Граф этот служил Карлу Смелому, и был свидетелем разгрома при Нанси. После гибели герцога Карла, Жак, хоть и приходился родным братом королеве Франции (напомним, женой Людовика XI была Шарлотта Савойская), сохранил верность Марии Бургундской и теперь служил ее мужу. Граф Ромон рассказал Максимилиану, как эффективно сражались при Нанси швейцарцы, построившись в большие квадраты, и предложил перенять их тактику. Максимилиан последовал совету, выстроив свою пехоту в два больших квадрата с конницей по краям, причем сам он был с пехотинцами, вопреки традициям того времени.

Идея графа Ромона оказалась успешной. Пехота Максимилиана сдержала атаку французов и перешла в наступление. Поле боя осталось за Максимилианом. После этого поражения Людовик XI, чье здоровье стало сдавать, начал переговоры о перемирии. Впрочем, условия он выставлял самые невыгодные для Марии и Максимилиана, и переговоры зашли в тупик.
Максимилиан в доспехах. Картина Рубенса, 1618 г.

Мать

Мария наконец могла посвятить себя семье. Казалось, потрясения, последовавшие за смерью отца, были позади. В 1478-м году рождается их с Максимилианом первенец Филипп, в 1480-м дочь Маргарита. Замечу, что сына Мария назвала в честь своего деда, а не отца. Затаила ли она обиду на Карла Смелого? За то, что война занимала его больше, чем семья? За его нелепую раннюю смерть, ввергшую Бургундию в хаос? Или просто имя Карл стало у нее ассоциироваться с ненавистным французским принцем? Это одна из тех деталей истории, которых мы никогда не узнаем.

Одной из достопримечательностей современной Вены является Музей истории искусств, построенный в 19-м веке по указу императора Франца Иозефа (потомка нашей героини в 12-м поколении). 

В этом музее можно увидеть портрет Максимилиана с семьей. Картина эта была написана немецким художником Бернхардом Штригелем около 1515-го года. Максимилиан с его характерным огромным носом и выступающей нижней челюстью, присущей всем Габсбургам, уже не пылкий юноша, но зрелый муж, император Священной римской империи. Мария постарела, но все еще хороша (помните, "нижние веки чуть припухшие, как будто она только что ото сна" - это характерная черта сохранилась). Между ними их сын Филипп, прозванный Красивым, уже взрослый, впереди их юные внуки: Фердинанд и Карл, впоследствии оба императоры, и будущий муж их внучки Марии, Людовик II Венгерский (по мне, он очень похож на девочку, как бы это не сама внучка). Максимилиан нежно смотрит на супругу; Мария возвела глаза к небесам, моля Всевышнего благословить ее потомство.

К сожалению, эта семейная идиллия является плодом фантазии художника. Или, скорее, фантазии Максимилиана, воплощенной художником.

В сентябре 1481-го года Мария родила третьего ребенка, мальчика, который умер вскоре после рождения. Мария впала в депрессию; Максимилиан часто отсутствовал, руководя военными операциями против Людовика XI. Однажды в марте 1482-го года, Мария и Максимилиан выехали на соколиную охоту, желая развеяться. В разгар охоты Мария неожиданно упала с коня. Мария с детства была прекрасной наездницей; что случилось в тот мартовский день неизвестно; возможно, ей нездоровилось, возможно, она была на ранней стадии беременности.
Мария на роковой охоте, преследуемая смертью. Миниатюра из часослова.
Травма оказалась серьезной. Марию перенесли в Брюгге, но врачи того времени не могли ей помочь. Возможно, она повредила позвоночник. Мария поняла, что умирает. Продиктовав подробное завещание и попрощавшись с мужем и детьми, герцогиня Мария Бургундская скончалась 27-го марта 1482-го года в возрасте 25 лет.


Мария похоронена в церкви Девы Марии в Брюгге рядом с отцом, Карлом Смелым. Каковы бы ни были ее отношения с отцом при жизни, в смерти они соединились.

Маленькая девочка с собственным жирафом; козырная карта в политических играх своего отца; самая богатая невеста Европы; герцогиня; любящая жена и мать - кем еще могла стать Мария Бургундская? Этого мы не сможем узнать. Если бы не то злосчастное падение с лошади, история Европы могла бы пойти по-иному. По крайней мере четыре человека прожили бы более счастливую жизнь. Но случилось иначе. В истории Мария осталась как яблоко раздора между Францией и Австрией. На этом заканчивается история Марии, но продолжается история ее детей и политических потрясений, вызванных ее браком.  
Post a Comment